Наш образ жизни нельзя назвать обычным. Мы – путешественники. Мы исследуем новые города, останавливаясь в них на один месяц. Новый месяц – новый город. И так все время.

В самом начале совместной жизни, когда нас было еще двое, мы поняли, что путешествия – это наше призвание. За несколько лет мы объехали всю Европу и внушительную часть Азии. Накопив определенный опыт в организации путешествий, мы решили, что уже готовы к пополнению семьи. Свой «кочевой» ритм жизни менять мы не планировали – представить себе путешествия вместе с новорожденным малышом было не так уж и сложно. Тщательно все обдумав, мы решили, что поначалу будем ездить не очень далеко, а по мере роста ребенка сможем путешествовать на все более дальние расстояния.

Радостную новость о том, что Лена беременна, мы встретили, живя в Париже. Несмотря на то, что ее состояние несколько ухудшилось из-за токсикоза, мы продолжали исследовать город и вели привычный мобильный образ жизни. Затем мы поехали в Барселону, но там токсикоз усилился настолько, что прогулки по городу Лене зачастую приходилось совершать «удаленно» – по фотографиям, сделанным Майклом, которому приходилось изучать Барселону в одиночку, за двоих…

Первое УЗИ мы сделали в Санкт-Петербурге, и во время него выяснилось, что Лена ждет двойню! Новость нас обрадовала, но несколько обескуражила, ведь сразу стало понятно, что все предыдущие планы рухнули и привычный уклад нашей жизни все-таки придется изменить.

Беременность проходила непросто, недомогание еще больше усугубляла непостоянная питерская погода, из-за которой у Лены начались приступы мигрени. Нужно было уехать туда, где море, солнце и мягкий теплый климат. Мы переехали на Сицилию. Буквально за один день состояние Лены переменилось к лучшему: головные боли перестали ее беспокоить. Ежедневное плавание в теплом море позволило немного успокоить постоянные боли в спине. Но через полтора месяца стало холодать, и нам пришлось снова задуматься о переезде.

Срок рождения детей приходился на зиму, поэтому нужно было выбирать страну с теплым климатом и, конечно, с качественным медицинским обслуживанием. Мы остановили свой выбор на Кипре и незамедлительно туда отправились. Квартиру для проживания мы арендовали в Лимасоле, рядом с морем. Это было важно, потому что плавание оставалось единственным физическим упражнением, которое Лена могла выполнять: живот был уже таким большим, что ей, миниатюрной, было сложно даже ходить.

Несмотря на тяготы беременности и огромный живот, Лена старалась вести активную жизнь, выбиралась на прогулки по побережью и купалась в море.

Больница, с которой мы заключили договор на ведение беременности и роды, находится в столице Кипра – Никосии. Расстояние между этими городами совсем небольшое – около часа езды на автомобиле.

Мы с нетерпением ждали, когда же нас станет четверо. Оставалось совсем немного времени. Мы и предположить не могли, каким ярким приключением окажется рождение наших малышей!

Рождение близнецов

Лена регулярно проходила УЗИ, и во время одной из таких процедур доктор выявил патологии, которые угрожали жизни малышей. Чтобы их спасти, нужно было незамедлительно проводить кесарево сечение, а ведь до запланированного срока рождения оставалось еще целых два месяца… Нам пришлось немедленно переехать в Никосию и поселиться рядом с больницей.

Когда мальчики появились на свет, они были совсем крохотными и казались почти прозрачными. Миша родился с весом 1,8 кг, а Роберт – всего 1,1 кг. Обоих сразу же поместили в кювезы и увезли в перинатальное отделение государственной детской больницы. Михаил помчался за ними, а Лене пришлось остаться восстанавливаться после операции.

Первая неделя после рождения близнецов оказалась очень тяжелой как для них, так и для нас. Мы понимали, что вместо материнского тепла наших малышей встретила чужая, неизвестная и пугающая обстановка. Медсестры, врачи, шум, плач других детей, постоянные разговоры чужих взрослых вокруг. Мальчишки лежали в закрытых кювезах, к ним были подключены многочисленные датчики, у них постоянно брали анализы крови. Врачи не делали никаких прогнозов, поэтому в воздухе витала неопределенность и тревога. Мы не знали, как все разрешится, поэтому были почти готовы ко всему, даже к самому худшему…

По прошествии первой недели состояние детей оставалось стабильным. Два раза в день, по одному часу утром и вечером, нам было разрешено их навещать. Взять на руки, обнять их мы не могли – они лежали в закрытых кювезах. Можно было лишь положить руку на голову ребенка и стоять рядом с ним без движения долго-долго… Это был наш первый контакт с нашими сыновьями.

Вот такими невероятно маленькими наши мальчишки появились на свет…

Прикасаться к малышам через отверстия в стенках кювеза – вот и всё, что было нам доступно в те дни. Очень хотелось взять наших крошек на руки, прижать их к себе, но было нельзя… Мы общались с детьми через прикосновения. Мы держали руки на их головах и стояли так без движения. Головы младенцев под нашими руками казались совсем крошечными,не больше апельсина.

Благодаря интенсивному уходу и грамотности врачей мальчишки быстро восстанавливались, набирали вес. Миша быстрее, Роберт – чуть медленнее. Миша пробыл в кювезе две недели, и одну неделю в открытом кювезе. Роберт – месяц в закрытом и неделю в открытом.

Дважды в день мы кормили детей из бутылочки, а медсестры учили нас уходу за новорожденными – купать, пеленать, давать лекарства.

Первое время Роберт выглядел весьма необычно и походил на какого-то инопланетного малыша, с большой головой, маленькими ручками и ножками. И только примерно в возрасте 4 месяцев он обрел очертания и форму, характерные для нормального человеческого младенца.

Наш крошечный «инопланетный» Роберт. Изначально нам казалось, что он всё время будет таким, необычным. Но через четыре месяца он потерял весь свой инопланетный вид и стал обычным младенцем.

Когда Миша набрал достаточный вес, его перевели из закрытого кювеза в открытый. Мы наслаждались возможностью брать его на руки и с нетерпением ждали, когда же можно будет обнять и маленького Роберта.

Когда малышей перевели из закрытого кювеза в открытый, мы, наконец, могли общаться с ними без преград и кормить их из бутылочки. Ни  с чем не сравнить счастье и трепет, с которым мы первый раз взяли на руки Мишу и Роберта.

Наше начало. Часть 2 – как мы переезжали в новый дом