Мальчишки становились все старше, и в какой-то момент мы поняли, что можем позволить себе продолжить наши путешествия по миру. Разумеется, мы осознавали, что путешествовать так же свободно, как раньше, до рождения детей, мы никогда больше не сможем. Но нам очень хотелось продолжать изучать мир.

Концепция воспитания без запретов

У нас немного нестандартный подход к воспитанию малышей. С самого раннего их возраста мы решили пойти по пути отсутствия каких бы то ни было запретов. Мы придерживались следующей концепции: дети – наши сознательные партнеры, с ними даже с самого раннего возраста можно и нужно договариваться. Нам всегда интересно их мнение, и мы всегда можем донести до них какую-либо информацию – в определенной, понятной для них форме.

Мы считали изначально, что запреты порождают некий конфликт между детьми и родителями, потому что они ставят детей в несколько ущемленное положение относительно родителей. Да и сами родители выступают в негативном свете – ребенок проявляет какое-то желание, а ему это запрещают без объяснения причин. Кроме того – любой запрет способен породить в уме ребенка активный, порой даже нездоровый интерес к тому, к чему он интереса испытывать, по идее, не должен. Интерес, основанный на противоречии.

Исходя из всего вышесказанного, в нашей семье никогда не практиковались запреты по отношению к детям. А началось все… с лестницы.

В нашем доме была покрытая плиткой лестница на второй этаж, где были спальни. И дети, как только научились ползать, стали проявлять к лестнице большой интерес. Подумав, что это может оказаться опасным, мы решили купить специальное заграждение, которое перекрывало бы детям вход на эту лестницу. Однако, в последний момент Михаила осенило – поскольку мы много времени проводим дома, малыши так или иначе постоянно находятся в поле нашего зрения. Это значит, что лестницу и детский интерес к ней можно использовать для развития детей. Мы стали следить за моментами, когда дети проявляют желание забраться на лестницу и поползти по ней наверх. В эти моменты кто-то из нас отрывался от своих дел и сопровождал их в восхождении по лестнице.

На первом этапе восхождение было для них очень нелегким занятием, и в физическом плане, и в целеполагании. Уже после нескольких ступенек они, разумеется, уставали, а так как спускаться они не умели вовсе, то путь был только вперед, только наверх. Когда они достигали вершины, они победоносно под наши аплодисменты немного ползали наверху, а потом… мы спускали их обратно на первый этаж.

Лестница стала своеобразным игровым моментом в их развитии. В результате, когда дети научились ходить на ножках и держаться за перила, мы совсем не боялись, когда они поднимались по лестнице, потому что это уже было «в поле» их умений.

Во дворе дома, в котором мы жили, был бассейн. Конечно же, мы читали много страшных историй о несчастных случаях, когда дети падали в бассейн. Но все равно никогда не устраивали детям запретов вроде «Не подходи к бассейну так близко – ты упадешь и утонешь!». Мы не хотели зарождать в мальчиках ненужные страхи, фобии, блоки. Напротив, мы старались играть с ними у бассейна, бросали туда мячики, доставали их и так далее. И параллельно объясняли им, что, находясь рядом с водой, нужно быть осмотрительными.

– Если ты упадешь в воду, если окажешься в воде сам, то можешь утонуть. Хочешь так?

Нет, не хочу.

Поплавали вместе – вышли.

– А если в воду падаешь?

Нет, не хочу в воду падать.

– Тогда ходи аккуратненько, близко к краю не подходи.

Да, понимаю.

– Попробуй сам…

Очень скоро малыши привыкли к тому, что есть вот такой бассейн, наполненный водой. Падать в воду не стоит, а вот «взаимодействовать» с ней вполне себе можно, просто с осторожностью. Они научились чувствовать эту грань, и ни разу за полтора года наших ежедневных игр у бассейна ни один из детей не упал в бассейн. Это тоже уже было одним из их умений.

В дальнейшем, во время наших путешествий, у нас никогда не возникало проблем с водой, например, на море. Дети очень любят купаться, но всегда очень осторожно относятся к этому. Когда мы приезжаем на какой-нибудь новый пляж, они никогда «бездумно» не бегут в море – сначала всегда смотрят на нас.

Если мы показываем, что в каких-то местах можно идти купаться и играть (например, там, где мелко и нет волн), то они уже спокойно там развлекаются,  плещутся в воде или играют на берегу.

Еще один характерный эпизод: у нас на полу лежал удлинитель, сетевой фильтр для телефонных зарядных устройств, компьютеров и так далее. Когда дети только начинали ползать, этот удлинитель почему-то начал их очень сильно привлекать. Мы понимали, насколько это было опасно. Однако, все наши попытки говорить что-нибудь вроде «нет, ни в коем случае не трогай его» приводили лишь к тому, что у мальчиков прямо-таки загорались глаза от интереса к этой любопытной вещице. Может быть, это было связано с тем, что мы всегда довольно живо и даже болезненно реагировали на этот их интерес. Что и понятно: раз это действие вызывает такую живую реакцию родителей, детям хочется ползти туда снова и снова. И мы снова пошли по противоположному пути. Мы отключили удлинитель и дали им возможность играть с ним. Тут же оказалось, что на фоне всех интересных и ярких игрушек, которых у них было предостаточно, удлинитель сильно проигрывал. И на следующий же день малыши полностью потеряли к нему интерес.

Интерес к “опасным” инструментам тоже остыл через некоторое время после того, как они перестали быть запретными предметами

Мы знаем, что во многих семьях, где есть маленькие дети, активно используются специальные «антидетские» застежки на шкафах, в розетках размещаются специальные защитные втулки. У нас ничего подобного в доме нет. При этом, мальчики совершенно не интересуются этими вещами: не лазают по шкафам и не трогают электрические розетки. Мы объясняем им, что там, в этих шкафах, что там ничего интересного нет – и в отсутствие запретов у них не возникает любопытства.

Вешалки и сушилка для одежды “манили” малышей до той поры, пока мы не разрешили им вдоволь наиграться ими 

Был у нас и этап, когда они стремились забираться в шкафы. Тогда Лена просто убрала все, что могло представлять для детей какую-либо опасность с полок, до которых они могли дотянуться, и оставила «в зоне доступа» те предметы, которые могли быть полезны для мелкой моторики: расчески, щетки, браслеты.

Когда дети добрались до тех полок, которые оказались пустыми, то интерес к ним был, конечно, потерян. Зато были два шкафчика, в которых было что-то интересное. Разумеется, малыши не догадывались, что это «интересное» туда специально положила мама. Так что они регулярно эти шкафчики разоряли, а мы потом вместе с ними все складывали на место. Постепенно их интерес к исследованию содержимого шкафов угас.

Курьезный случай на эту тему у нас произошел в одном из ресторанов. Официантка принесла нам хлеб и масло. Один из мальчиков (а ему на тот момент не было еще и двух лет) спокойно взял нож, чтобы, по привычке, самостоятельно намазать масло на хлеб. Официантка страшно испугалась, и практически вырвала нож из рук малыша. Наш сын, разумеется, не понял такой поступок и громко расплакался. Пришлось обоих – и ребенка, и официантку  – долго успокаивать.

Мы поняли, что любую подобную ситуацию, возникающую в процессе взросления детей (а таковые возникают чуть ли не ежедневно), мы можем обратить себе на пользу. Ножи и ножницы стали для детей не чем-то запретным, а обычными прикладными предметами, каждый из которых используется с определенной целью.

Мальчики с раннего возраста умело орудовали столовыми приборами, чем порой вызывали удивление у окружающих

На первый взгляд, это все может показаться странным: как это – не запрещать детям ничего?! Но наша практика показывает, что, когда вместо запретов родители применяют метод объяснения и обучения, тем самым они тоже создают вполне внятные границы. Просто эти границы мы устанавливаем вместе с детьми, как союзники – а не как деспоты.

Кроме того, мы прекрасно осознавали тогда тот факт, что, когда дети подрастут, они все равно доберутся и до ножей, и до ножниц, и до сетевых фильтров, и до чего-нибудь еще «запретно-опасного». Но, так как они уже будут уметь обращаться с такими предметами, то они не будут представлять опасности. Это будут для них обычные, привычные бытовые вещи.

По результатам такого общения и взаимодействия, во-первых, ребенок осознает риски и умеет с ними самостоятельно справляться, а во-вторых, все это делает родителей и детей союзниками. Никаких конфликтов, запретов, никакого «неравноправия». Это одна из ключевых позиций в нашем отношении к воспитанию детей.

В следующей публикации: как мы готовились к поездке и искали няню